Библейские комментарии. 2-е Фессалоникийцам

Сохраняя веру (2 Фессалоникийцам 1:1-2:17)

Пер. с англ. с разрешения © Theology of Work Project, Inc.

В начале 2 Фессалоникийцам мы узнаем, что Павел все еще счастлив, что они сохраняют свою веру в таком непростом окружении, и ободряет их, говоря, что Иисус вернется, чтобы все исправить (2 Фессалоникийцам 1:11-12). Но некоторые из них беспокоятся о том, что День Господень уже наступил, а они пропустили его. Павел говорит им, что этот день еще не настал, и на самом деле он не наступит, пока сатана не предпримет последнюю грандиозную попытку обмануть этот мир через беззаконника (предположительно того, кого мы обычно называем антихристом) (2 Фессалоникийцам 2:8). Они должны набраться мужества: Бог будет судить сатану и его приспешников и дарует вечное благословение Своим возлюбленным детям (2 Фессалоникийцам 2:9-17).

Кто не работает, тот не ест (2 Фессалоникийцам 2:1-4 и 3:10-12)

Автор: Сергей ХУДИЕВ

Знаменитые слова «кто не работает, тот не ест», в которых многие из нас с детства привыкли видеть коммунистический лозунг, на самом деле принадлежат апостолу Павлу.

Ибо когда мы были у вас, то завещевали вам сие: если кто не хочет трудиться, тот и не ешь. Но слышим, что некоторые у вас поступают бесчинно, ничего не делают, а суетятся. Таковых увещеваем и убеждаем Господом нашим Иисусом Христом, чтобы они, работая в безмолвии, ели свой хлеб (2 Фессалоникийцам 3:10-12).

Первые христиане чрезвычайно живо и остро переживали близость Воскресшего Господа; их жизнь была пронизана ожиданием Его пришествия буквально со дня на день. Они охотно, как мы видим это в книге Деяний, разделяли свое имущество с нуждающимися. Однако это состояние острого энтузиазма имело и неприятную сторону. Некоторые люди в фессалоникийской общине сочли, что им больше не нужно тянуть лямку повседневного труда – все равно этому миру скоро конец, а в оставшееся время их как-нибудь прокормят братья по вере.

Вера в то, что нам больше не нужно пахать и сеять, потому что конец света вот-вот избавит нас от тягот этого мира, время от времени вспыхивала среди христиан. Иногда ее вызывали войны, эпидемии, смуты или другие бедствия, в которых видели знамение близкого конца, иногда дата, которая казалась людям подходящей (666, 1000 или 1666 годы, например), иногда превратные расчеты, опиравшиеся (как людям казалось) на Библию.

Беда падшего человека в том, что он может исказить все, что угодно, себе на беду, в том числе совершенно истинное учение, что «не имеем здесь постоянного града, но ищем будущего» (Евреям 13:14). Иногда людям казалось, что трудиться в этом падшем мире, который все равно погибнет, не стоит. Такое настроение можно было понять: для абсолютного большинства людей труд был однообразным и очень тяжелым. Апостол напоминает фессалоникийцам, что до конца света должен произойти ряд событий.

Молим вас, братия, о пришествии Господа нашего Иисуса Христа и нашем собрании к Нему, не спешить колебаться умом и смущаться ни от духа, ни от слова, ни от послания, как бы нами посланного, будто уже наступает день Христов. Да не обольстит вас никто никак: [ибо день тот не] [придет], доколе не придет прежде отступление и не откроется человек греха, сын погибели, противящийся и превозносящийся выше всего, называемого Богом или святынею, так что в храме Божием сядет он, как Бог, выдавая себя за Бога (2 Фессалоникийцам 2:1-4).

Христиане призваны жить в напряженном ожидании, но не в состоянии нездорового ажиотажа, когда они отказываются вести себя как ответственные граждане и заботливые члены своих семей. Мы не знаем, когда наступит конец, и мы должны служить Богу и ближним в той ситуации, в которой находимся. Но апостол затрагивает еще одну проблему – проблему злоупотребления милосердием Церкви.

Любая христианская община, в том числе в наши дни, сталкивается с проблемой злоупотребления помощью, когда человек, который мог бы работать, предпочитает жить за счет других. Существует ироническое присловье «не учите меня жить, лучше помогите материально». «Если Бог заповедал вам давать просящему и помогать ближнему, то вот я, ближний. Я, может быть, даже ваш единоверец: если вы такие добрые, кормите меня за ваш счет. Иначе какие же вы христиане? Где же ваша любовь?».

В самом простом случае это несчастный алкоголик, который просит у вас деньги, которые он немедленно пропьет. Иногда – человек, который освободился из тюрьмы или пережил еще какое-то несчастье, и все никак не устроится на работу. Нам хочется быть добрыми и щедрыми ко всем, – ведь это прославляет Бога, – но наши ресурсы всегда ограничены, и нам приходится тщательно выбирать, на кого их потратить. Мы всегда вынуждены отказать кому-то, и мы должны проявлять мудрость и любовь, решая, кому.

В мире, увы, есть и злонамеренные мошенники, которые эксплуатируют добрую волю других, с чем Церковь столкнулась почти сразу же.

Но нередко люди, которые способны к работе, но не работают, не заслуживают суровых упреков: они могут быть растеряны и обескуражены, их способность справляться с жизнью глубоко подорвана. Они нуждаются в нашем сострадании и любви, но не всегда эта любовь должна проявляться в денежной помощи. Часто денежная помощь только повредит человеку: алкоголик – это наиболее очевидный, но не единственный пример. В худшем случае он потратит их на что-то вредное, в лучшем – это оттянет момент, когда ему придется решать свои подлинные проблемы. Он нуждается прежде всего в том исцелении и преображении, которое в его жизнь вносит Евангелие, в осознании своей новой идентичности, новых отношений с Богом и нового достоинства как чада Божия. И важная часть этого достоинства – производительный труд.

Работа – очень существенная часть нашей социальной жизни; нам важно знать, что мы сотрудничаем с другими людьми, делаем что-то важное и полезное, что мы вносим что-то доброе в человеческое сообщество, а не только берем. Другие люди полагаются на наш вклад. Праздность ужасна не только тем, что человек лишается средств к существованию: даже если он каким-то образом имеет все необходимое, она разрушительна для его души. Если какие-то обстоятельства выбивают человека из нормальной жизни, и он прекращает работать, ему чем дальше, тем труднее вернуться к труду.

Необходимость существовать за счет других переходит в привычку, а это приводит не к смиренной благодарности, а к горькой озлобленности, которую так часто можно видеть у людей, плотно подсевших на чужую помощь. Как показывает опыт, даже самые благонамеренные социальные программы могут приводить к обратному эффекту: возникают целые районы, населенные людьми, живущими за счет общественной помощи, и эти районы становятся рассадниками самых тяжелых социальных проблем – распада семей, преступности и наркомании.

Конечно, реабилитация людей, оказавшихся в таких обстоятельствах, – тяжелый труд. Иногда откупиться от человека какой-то суммой денег несравненно легче. Но заметим еще раз: ему это не поможет. Все члены христианской общины, способные к труду, должны работать: это важно для них самих. Важно помочь человеку ободриться, пережить свои прошлые несчастья и начать трудиться: это необходимая часть исцеления его души.

Для прослушивания данного комментария нажмите здесь: Сергей Худиев. Кто не работает, тот не ест (2 Фессалоникийцам 2:1-4 и 3:10-12)

Безделье (2 Фессалоникийцам 3:6-15)

Пер. с англ. с разрешения © Theology of Work Project, Inc.

Безделье как проблема всего христианского сообщества

2 Фессалоникийцам 3:10 звучит весьма категорично: «...если кто не хочет трудиться, тот и не ешь». Бог относится к отлыниванию от труда как к тяжкому преступлению, настолько серьезному, что церковь призвана исправлять своих бездельничающих членов. Павел призывает «вразумлять» тех, кто уклоняется от труда (1 Фессалоникийцам 5:14) и завещевает «именем Господа нашего Иисуса Христа, удаляться от всякого брата, поступающего бесчинно, а не по преданию» (2 Фессалоникийцам 3:6-15), чтобы церковь принимала дисциплинарные меры к провинившимся братьям. Подобное наказание достаточно сурово. Это подчеркивает, что безделье не было незначительной слабостью в понимании Павла. Церковь призвана «удаляться» от тех, кто увиливает  от своей обязанности трудиться, что, видимо, означает, что они должны исключить их из христианского собрания. Конечно, цель была в том, чтобы вызвать сильный шок у бесчинствующих братьев, отдалив их, и таким образом вернуть в должное состояние.

Безделье как причина проблем

Негативные последствия уклонения от труда значительно шире, чем лишь обуза для других. Те, кто увиливают от работы, часто заканчивают тем, что начинают заниматься чем-то вредным. Призыв Павла к работникам в Фессалониках «жить тихо, делать свое дело» (1 Фессалоникийцам 4:11) намекает на то, о чем ясно сказано во 2 Фессалоникийцам 3:11: «Но слышим, что некоторые у вас поступают бесчинно, ничего не делают, а суетятся». Греческое слово периргазомай («суетятся») означает вмешательство в чужие дела. Павел высказывает похожую мысль в 1 Тимофею 5:13, где он говорит о молодых вдовах, поддерживаемых церковью: «...притом же они, будучи праздны, приучаются ходить по домам и бывают не только праздны, но и болтливы, любопытны и говорят, чего не должно». Похоже, что бездельники в Фессалониках вмешивались в чужие дела и спорили. Как бы то ни было, безделье действительно приводит к неприятностям.

Труд – достойное занятие для христианина (2 Фессалоникийцам 3:6-12)

Автор: Михаил ДУБРОВСКИЙ

Братья, именем Господа нашего Иисуса Христа мы требуем, чтобы вы держались подальше от всякого брата, который живет праздно и не следует завету, полученному от нас. Ведь вы сами знаете, как вы должны подражать нам. Потому что мы у вас не бездельничали, ни у кого куска хлеба даром не съели, день и ночь работали, не щадя сил, лишь бы никого из вас не обременить. И не потому, что у нас нет такого права, а потому, что мы хотели, чтобы вы брали с нас пример. Ведь еще тогда, когда мы были у вас, мы вам вот что приказывали: «Кто не хочет работать, тот пускай и не ест!» А теперь мы слышим, что у вас есть люди, которые бездельничают, работать не работают, а лезут, куда не просят. Этим людям мы приказываем и призываем их именем Господа Иисуса Христа спокойно работать и есть свой собственный хлеб (2 Фессалоникийцам 3:6-12, Перевод РБО).

Второе письмо церкви в Фессалониках написано апостолом Павлом вскоре после первого, потому неудивительно, что наставления апостола в нем во многом схожи с теми, которые он дал в первом. Это относится и к теме труда: в рассматриваемом отрывке Павел подтверждает сказанное в 1 Фессалоникийцам 4:11-12. Он напоминает, что трудиться своими руками – достойное занятие для христианина, в противоположность безделью, которое лишает человека достоинства, данного ему Богом. Такой взгляд на мир был совершенно чужд греко-римскому сознанию: в языческом мировоззрении труд (особенно ручной) был уделом рабов, а блаженство и богоподобие ассоциировалось с возможностью досуга, праздности. Павел вновь критикует «пролетарское» отношение к жизни и желание жить за счет других. Он настаивает, что именно труд есть указанный Богом способ приобретения материальных благ (Второзаконие 8:18). Однако в этом отрывке есть и новые мотивы, на которые следует обратить внимание.

Во-первых, Павел дает подробную характеристику «бесчинных». Слово ἀτάκτως («бесчинно» в Синодальном переводе, 2 Фессалоникийцам 3:6, 11) было бы корректнее перевести как «праздно». Однокоренное прилагательное ατακτος означает «ленивый, беспутный, распущенный». Иными словами, речь идет о таких людях, которые считают, что труд – это «ниже их достоинства». Но при этом они, в том числе потому, что имеют массу свободного времени, стараются довольно активно «участвовать в жизни церкви», оказывать влияние на других людей и общину в целом. Апостол характеризует такое «участие» довольно жестко: они «лезут, куда их не просят».

Павел требует, чтобы эти люди «успокоились» (греч. ἡσυχία – спокойствие или молчание) и начали зарабатывать на жизнь собственным трудом. Другими словами, он говорит: пока эти люди не научились обеспечивать сами себя, их участие в церковной жизни должно быть «молчаливым». Они не должны быть в руководстве общины. Они не могут наставлять других. А в некоторых случаях по отношению к таким людям должны применяться и меры дисциплинарного воздействия, о чем мы поговорим ниже.

Павел показывает подход, который должен быть нормой и для наших общин: на лидерских позициях должны быть только те люди, которые научились обеспечивать себя и свою семью. Это не единственный, но один из важных показателей духовной зрелости, который непременно должен учитываться при постановке на лидерскую позицию, особенно оплачиваемую. Это верно и в отношении людей, выросших в христианских семьях, в том числе служителей.

Во-вторых, Павел приводит пример собственного отношения к труду. Когда Павел говорит, что он «работает день и ночь», речь идет не о служении, а о той деятельности, которая позволяла ему зарабатывать на жизнь. Павел в данном случае следует традиции, принятой в иудаизме: раввины (учителя Закона) также зарабатывали себе на жизнь трудом и не зависели от пожертвований. Лука пишет, что Павел изготовлял палатки (Деяния 18:3). Палатки в то время делались в основном из кожи, работа эта была довольно тяжелая и не слишком высокооплачиваемая. Однако это ремесло позволяло ему совершать миссионерское служение, обеспечивая как себя, так и подчас своих спутников (Деяния 20:34). Его пример стал вдохновением для многих, и сегодня существует целое движение «делателей палаток» (Tentmakers) – миссионеров, которые благодаря своей профессии не только зарабатывают себе на жизнь, но также имеют возможность быть свидетелями для других людей, занятых в этой же сфере труда.

При этом Павел упоминает, что в принципе у него есть право не работать (2 Фессалоникийцам 3:9). Когда была такая возможность, Павел с благодарностью принимал пожертвования, чтобы иметь полностью посвятить себя проповеди (Филиппийцам 4:15-16; Деяния 18:5). Он говорил, что «Господь повелел проповедующим Евангелие жить от благовествования» (1 Коринфянам 9:14). Он также считал, что «достойно начальствующим пресвитерам до́лжно оказывать сугубую честь», буквально – «платить двойную зарплату» (1 Тимофею 5:17). Иначе говоря, Павел оценивает служение благовестника или пастора как важный и достойный труд, который должен соответствующим образом оплачиваться.

В-третьих, Павел говорит об определенных дисциплинарных мерах в отношении «бесчинных». Надо отметить, что он не так часто требует применения дисциплинарных мер. В его письмах это случается только дважды: в этом отрывке и в 1 Коринфянам 5:1-11, где Павел требует разобраться с блудником. Такое наблюдение наталкивает на интересный вывод: лень, нежелание работать и жизнь за чужой счет для Павла практически равносильны половой распущенности!

Павел считает, что таких людей нужно «удаляться» (греч. στέλλομαι – «избегать, «держаться подальше»). «Избегать» – это активное действие, означающее, что нужно сознательно держать дистанцию и выставлять строгие границы. На практике это означает, что нужно не позволять таким людям пользоваться вашим гостеприимством (несмотря на их упреки в недостатке любви), «пожирать» ваше время и доминировать на встречах домашних групп, а иногда (если человек постоянно нарушает границы) и вовсе запрещать им присутствовать на собрании. Это требование также относится и к неформальному, дружескому общению.

Требование «избегать» тех, кто не хочет трудиться, – это требование к общине в целом и к каждому христианину в отдельности. Каждый из нас должен уметь различать такого рода поведение и выставлять границы. 

Выдвигая такие требования, Павел преследует две цели. С одной стороны, он защищает общину веры от развращения, поскольку отсутствие дисциплинарных мер в отношении таких людей создает иллюзию, что такое поведение является вполне приемлемым для христианина. С другой стороны, он стремится помочь самому человеку, чтобы тому стало стыдно (2 Фессалоникийцам 3:14): это, возможно, заставит его переосмыслить и изменить свой образ жизни.

Подведем итог. Желание трудиться и умение заработать себе на жизнь – один из ключевых показателей христианской зрелости. Павел говорит об определенной культуре, которая должна быть присуща церкви как народу Божьему. Трудолюбие, ответственность за обеспечение себя и своей семьи, а также ценность профессионального труда есть важные составляющие культурного кода. Нарушение этой культуры должно пресекаться решительно и довольно сурово, и такие дисциплинарные меры есть также проявление любви – как по отношению к человеку, который подвергается дисциплине, так и по отношению к общине в целом.

Почему апостол Павел не любил пролетариат?

Автор: Михаил ДУБРОВСКИЙ

Источник: газета «Мирт»

Если мы что-то и запомнили из школьного курса истории древнего мира, то это выражение «хлеба и зрелищ». Это был лозунг городской бедноты или, как их еще называли, пролетариев. Слово proletarius на латыни буквально означает «производящий потомство». Этим термином называли римских граждан (т. е. свободных людей, имевших гражданские права), чье имущество было ниже, как мы бы сегодня сказали, «прожиточного минимума». Такое наименование объяснялось тем, что единственное значение пролетариев для государства выражалось в производстве потомства, будущих граждан Рима. В древнем Риме при проведении переписи населения те люди, у которых не было собственности, в графе об имуществе писали «дети» (proles). Отсюда и возникло их название «пролетарии».

В греко-римской культуре труд считался уделом рабов и неудачников. Свободный человек, тем более гражданин великого Рима, работать не должен. Он может рассчитывать, что все его нужды будут покрыты из «бюджета». Скандируя «хлеба и зрелищ», пролетарии требовали, чтобы государство исполнило, говоря современным языком, свои «социальные обязательства». «Пролетарское мышление» с неизбежностью проникало и в церковь: даже став христианами, некоторые люди считали, что трудиться – ниже их достоинства, и ожидали, что более обеспеченные члены церкви должны позаботиться об их нуждах. В конце концов, разве не для этого Бог доверил им богатство?

Если Вам никогда не приходилось сталкиваться с подобным отношением к труду в вашей общине, я очень рад за вас и вашу церковь. Но такие общины, скорее, исключение из правил. К сожалению, почти в каждой церкви я встречаю людей с «пролетарским» отношением к жизни: совершеннолетние дети, которые годами живут за счет родителей; мужья, которые не обеспечивают свои семьи, потому что «никак не могут найти работу по душе»; «особо духовные христиане», которые «живут по вере» и т. п. Отношение к таким людям в наших общинах довольно терпимое: ведь «они не делают ничего плохого». Я ни разу не слышал, чтобы к ним была применена церковная дисциплина: в конце концов, речь же идет о таких «недуховных» вещах, как работа и деньги! Подчас эти люди даже оказываются в церквях на лидерских позициях: ведь у них достаточно свободного времени, чтобы «служить Господу»!

Надо сказать, что Павел смотрел на эти проблемы совсем иначе. Для него нежелание христианина работать или неспособность обеспечивать себя и свою семью – это не «личное дело», которое не имеет духовного значения. Во 2 Фессалоникийцам 3:6-15 апостол подробно обсуждает эту проблему и дает четкие ориентиры, как нужно действовать по отношению к «христианам-пролетариям».  

Прежде всего, он дает этим людям довольно жесткую характеристику. Слово ἀτάκτως, которое в Синодальном переводе переведено как «бесчинно» (2 Фессалоникийцам 3:6, 11) было бы более точно перевести как «праздно». Однокоренное прилагательное ατακτος означает «ленивый, беспутный, распущенный». Иначе говоря, это люди, сбившиеся с пути, потерянные. Они утратили духовные ориентиры, у них нет и не может быть духовной силы и власти. Соответственно, такие люди не должны иметь никакого голоса в церкви: если человек сам потерян, как он может показать путь другим?!

Именно поэтому Павел требует, чтобы эти люди «успокоились» или «вели себя тихо» (греч. ἡσυχία – спокойствие или молчание) и начали зарабатывать на жизнь собственным трудом. Другими словами, он говорит: пока эти люди не научились обеспечивать сами себя, их участие в церковной жизни должно быть «молчаливым». Они не должны быть в руководстве общины. Они не могут наставлять других. А в некоторых случаях по отношению к таким людям должны применяться и меры дисциплинарного воздействия.

Удаляйтесь от всякого брата, поступающего бесчинно (2 Фессалоникийцам 3:6).

Задумаемся: мы призваны развивать глубокие, близкие отношения с людьми в нашей общине. Однако по отношению к тем, кто не хочет трудиться, Павел повелевает соблюдать определенную дистанцию. «Не сообщайтесь с ними», говорит Павел несколькими стихами ниже (2 Фессалоникийцам 3:14). Это не те люди, которые составляют круг наших близких друзей. Им нужно уделять внимание, но не более, чем это необходимо для их «вразумления» (2 Фессалоникийцам 3:15).

…если кто не хочет трудиться, тот и не ешь (2 Фессалоникийцам 3:10).

Не нужно «подкармливать» тех, кто отказывается работать. Если мы позволяем этим людям жить за наш счет, мы поддерживаем нехристианский образ жизни. Материальная помощь по отношению к таким людям не является проявлением подлинной любви. А потому единственно верным поведением будет отказ «бесчинным» в жилье и пище. Это бывает непросто сделать, но кто сказал, что следовать за Христом всегда легко?

Особо хочется подчеркнуть еще один момент. Говоря о дисциплинировании «бесчинных», Павел обращается не к пасторам, а ко всем верующим в Фессалониках. «Вразумлять бесчинных» – это ответственность каждого христианина, а не только лидеров церкви. Мы должны формировать в наших общинах такую культуру, которая не позволяет одним людям жить за счет других, культуру, в которой авторитетом пользуются те, кто «делает своими руками полезное», в которой труд ценится не только как средство заработка, но как один из важных способов поклонения Богу. Такие ценности не вписываются в современную культуру так же, как они не вписывались и в систему ценностей античного мира. Но разве Церковь не призвана быть контркультурным сообществом?

Заключение и выводы по 1 и 2 Фессалоникийцам

Пер. с англ. с разрешения © Theology of Work Project, Inc.

В посланиях к Фессалоникийцам тема труда представлена достаточно широко. Она напрямую затрагивается в нескольких отрывках, особенно во втором послании. Итогом обоих посланий является то, что христиане призваны трудиться по мере своих возможностей. Работа необходима, чтобы иметь пищу на столе, поэтому те, кто едят, должны работать. Более того, труд почетен и отражает Божий замысел при сотворении человека. Не у всех есть равные возможности работать, поэтому труд измеряется не количеством достижений, но отношением к служению и стремлением к качественному исполнению. Таким образом, те, кто трудятся настолько усердно и хорошо, насколько способны, получают такую же полноценную награду, как и все сообщество. И наоборот, те, кто уклоняются от своих трудовых обязанностей, должны быть обличены церковью. Если они продолжают бездельничать, их не следует поддерживать за счет чужих средств. В качестве крайней меры их следует даже исключить из общины, потому что безделье ведет не только к потреблению плодов чужого труда, но и к стремительному расколу общины через вмешательство в чужие дела, сплетни и наваливающиеся проблемы.