Библейские комментарии. 2-е Иоанна

Честность и возвещение истины в любви (2 Иоанна 1-11)

Пер. с англ. с разрешения © Theology of Work Project, Inc.

Истина и любовь в действии (2 Иоанна 1-6)

Каждое из посланий Иоанна характеризуется тем, что объединяет понятия «истина» и «любовь» в одну идею (1 Иоанна 3:182 Иоанна 133 Иоанна 3). 2 Иоанна развивает эту идею наиболее полно.

Да будет с вами благодать, милость, мир от Бога Отца и от Господа Иисуса Христа, Сына Отчего, в истине и любви. Я весьма обрадовался, что нашел из детей твоих, ходящих в истине, как мы получили заповедь от Отца. И ныне прошу тебя, госпожа, не как новую заповедь предписывая тебе, но ту, которую имеем от начала, чтобы мы любили друг друга (2 Иоанна 1:3-5).

В соответствии с Иоанном, любовь плюс истина равно среда, в которой будут пребывать «благодать, милость, мир» (2 Иоанна 1:3). К сожалению, мы часто поступаем так, будто благость, милость и мир формируются по принципу «любовь минус истина». Мы можем скрывать неудобную правду в наших отношениях с другими людьми на работе. Мы неверно полагаем, будто возвещение истины равноценно отсутствию любви. Или мы можем бояться, что если мы скажем правду, то это приведет к конфликту или неверной мотивации, а не к благодати и миру. Порой мы думаем, что поступаем милостиво, если скрываем правду. Отсюда происходит выражение «ложь во спасение».

Однако любовь всегда должна начинаться с правды. Любовь приходит к нам через Иисуса Христа, а Христос является идеальным воплощение истины Божьей. Другими словами, Бог знает, как все обстоит на самом деле, и Он возвещает Свою истину в любви через Своего Сына. Поэтому если мы хотим любить так, как любит Бог, мы должны начать с истины, а не со лжи, завуалированностей или откровенных сказок. Истина действительно может привести к конфликту, разочаровать нас или задеть чьи-либо чувства. Но подлинные благодать, милосердие и мир возникают в результате признания реального положения вещей и преодоления трудностей посредством основанных на истине решений.

Джек Уэлч, бывший исполнительный директор General Electric, был противоречивой фигурой, в том числе благодаря своей практике достоверных и откровенных обзоров производительности труда своих работников. Он ежемесячно информировал сотрудников о том, насколько хорошо они оправдывают поставленные перед ними ожидания. Раз в год он рассказывал им, были ли они лучшими исполнителями, средними, которые нуждались в улучшениях в определенных областях, или малоэффективными, т. е. рисковали потерять работу. Некоторые могут расценить это как грубость, но Уэлч расценивал это как любовь.

Я пришел к выводу, что худший тип менеджера – это тот, который практикует ложную доброту. Я говорю людям: «Вы думаете, что хороший менеджер – это добрый менеджер? Ну, знаете что? Однажды вас здесь не будет. Вы получите повышение или уйдете на пенсию. И новый менеджер придет, посмотрит на работника и скажет: «А вы не так уж и хороши». И вот, этому сотруднику сейчас уже пятьдесят три или пятьдесят пять, и у него гораздо меньше возможностей в жизни. И теперь вы скажете ему: «Идите домой?». Как это так? Вы самый жестокий тип менеджера».

Цена правдивости (2 Иоанна 7-11)

Иоанн напоминает нам: «Многие обольстители вошли в мир» (2 Иоанна 7). Если мы говорим правду, это может привести к конфликту с теми, кто извлекает выгоду из обмана. Что мы выберем в таком случае: возвещение истины, несмотря на противодействие, или участие в обмане? Если мы выбираем обман, то нам следует хотя бы признать, что мы более не честные люди (cм. Заповедь № 9 («Не произноси ложного свидетельства на ближнего твоего» (Исход 20:16)) в Десять заповедей (Исход 20:1-17)).

Вскоре после женитьбы Георгий устроился на фабрику кухонной мебели, владелец которой был заинтересован не в получении прибыли, а в увеличении числа квалифицированных плотников, которые могли бы развиваться как независимые бизнесмены. Как и все остальные молодые работники, Георгий должен был работать на работодателя в течение первых трех дней недели, а по четвергам и пятницам мог использовать все оборудование и производство для выполнения заказов своих личных клиентов. Когда он приступил к работе, по понедельникам его первым делом было пойти на стройбазу со списком материалов, которые нужно было купить для заказов на неделю вперед. Поскольку его компания получила скидку в размере 30 %, владелец компании разрешил сотрудникам добавлять к заказам приобретение вещей для личного пользования. При отправке бухгалтеру отчетов по расходам, Георгий должен был обозначать такие вещи, отделяя их от товаров, предназначенных для пользования компанией. На практике же сотрудники мастерской отмечали как предметы для личного пользования только такие вещи, как панели ЛДСП, петли и ручки. Остальное отмечалось как предметы для компании, даже если среди них были материалы, предназначенные для личных проектов. Когда Георгий честно перечислил все крепежи, накладки и другую мебельную фурнитуру для личного пользования, его начальник чуть не уволил его, объяснив: «Нам недоплачивают, и это наш способ получить больший доход. Твой отчет заставит остальных из нас выглядеть плохо». Тогда Георгий с уважением сказал: «Вы можете уволить меня, если это то, что вам нужно сделать. Но вы действительно хотите, чтобы те, кто работают на вас, врали бы даже о таких мелочах? Стали бы вы доверять таким людям, если бы речь пошла о чем-то более серьезном?». В итоге Георгий сохранил свою работу, хотя это и оказалось не так просто.

Как нам поступать в общении с обманщиками и лжеучителями? Пример Георгия предполагает, что сжигание мостов далеко не всегда является лучшим решением. Возможно, мы сможем сделать больше для дела правды и любви, если будем продолжать быть вовлеченными и говорить правду посреди обмана, чем если просто уйдем или даже хлопнем дверью. Кроме того, если мы разорвем контакты со всеми, кто когда-либо обманывал, останется ли хоть кто-нибудь, включая нас самих?

Ценность личного общения (2 Иоанна 12-13)

Пер. с англ. с разрешения © Theology of Work Project, Inc.

Иоанн заканчивает данное послание, говоря, что желает продолжить общение лицом к лицу: «Многое имею писать вам, но не хочу на бумаге чернилами, а надеюсь придти к вам и говорить устами к устам» (2 Иоанна 12). Возможно, он понимает, что все остальное, что ему нужно сообщить, может быть неправильно понято, если изложить это посредством обезличенного письма. Это дает нам ценную информацию о важности личного общения: некоторые вещи лучше сказать лично, даже если расстояние мешает встретиться лицом к лицу.

Сегодня на наших рабочих местах мы сталкиваемся с куда более сложными и комплексными проблемами в сфере личного общения. Мы можем поддерживать коммуникацию с помощью видеоконференций, телефона, текстовых сообщений, электронной почты, социальных сетей и пр. Но эффективное общение по-прежнему требует соответствия способов передачи информации с содержанием и характером сообщения. Электронная почта может быть наиболее эффективным средством для совершения заказов, но далеко не всегда это оптимальный способ для передачи обзора эффективности работы. Чем более запутанным или эмоционально трудным является сообщение, тем более непосредственной и личной должна быть обстановка и средства коммуникации. Неправильно выбранная среда для конкретного общения может легко привести к недоразумению, а именно к неспособности передать правду во всей ее полноте, а также помешать проявлению любви. Поэтому выбор подходящей среды – это важный аспект возвещения истины и проявления любви к людям, с которыми мы работаем. Нам нужно общаться с уважением и сопереживанием даже во время сложных разговоров, особенно когда нам приходится общаться с людьми, которые нам не очень нравятся. Иногда это предполагает личную встречу, даже если это затруднительно или неприятно.